пост про ужасы. Слабонервным не читать

Про то, как появилась на свет девочка Евочка. Или про то, как обстоит в Люксембурге дело с рождаемостью.

Девочка Евочка на второй день

А дело обстоит очень даже хорошо. На всю огромную страну Люксембург всего два роддома. И поверьте, они не простаивают! в день рождения Евы вместе с ней родилось еще 7 малышей. Согласитесь, на 511 тыс жителей 14 малышей в день – это ого-го как много! Недаром на улицах постоянно встречаются семьи с тремя и более детьми. Итак, как это было?

За два месяца до ожидаемой даты я встала на учет в частную клинику. Мне показалось это наиболее удобно, тк я наблюдалась у того же врача, что и принимал бы роды. В современном медицинством центре. Перед этим проделала кучу работы, чтобы перевести свою “историю болезни” из московского роддома на английский. Зато теперь я знаю такие словечки! 🙂
Последние два месяца наблюдения проходили в режиме “КТГ – вопрос-ответ с доктором – выписывание рецепта на витамины/медикаменты – назначение новой встречи”. Так и дотянули до нового года. Прошли новогодние праздненства, наступило Рождество, затем и пятница 13-е. До часа Х оставалось два дня. В установленный еще московскими врачами срок Ева решила не появлятся. Ну и хорошо – будет Водолей – решила я и спокойно ждала 22 января. Но не тут-то было.
В 01:30 18 января я проснулась от того, что моя постель поплыла. Т.е. не постель поплыла, а всего лишь воды начали отходить, но это мигом меня отрезвило. Убедившись, что это именно начало конца, я пошлепала будить Товарища и сообщать радостную весть. Его первый вопрос был: “Are you sure it’s waters?”. Еще бы – мне бы тоже не хотелось с соплями и температурой тащится посреди ночи в больницу! Но делать нечего, дите сказало “Надо!”. Через 30 мин мы были на пороге роддома.  Еще 40 минут ушло на осмотр и КТГ. После чего меня отправили в палату и сказали ждать регулярных схваток, тк на тот момент я вообще ничего не чувствовала.
А вот через час началась жесть! Мне казалось, что я все-таки достаточно выносливая и терпеливая в моментах, касающихся боли: все-таки переломы-трещины-сотрясения-порывы-ушибы и порезы я всегда переносила без слезинки. Но это было что-то. Боль накатывала волнами, как цунами, не давая передохнуть и отдышаться. Я была готова стартануть марафон на 30 км, потому что по ощущениям бег – именно то, что помогло бы. Битье головой об стенку не помогало. Приседания и хождение по коридору несколько облегчало, но не заглушало боль. Когда слезы начали катиться из глаз сами собой я решила, что хватит себя мучить и пора бы уже звать анестезиолога.
Взяв за шкирку сидящего на кресле Товарища, мы потащились на этаж ниже в роддом. Там еще 10 минут мучений и кусаний кровати – и появилься добрый волшебник с бородой, как у папы дяди Федора, в тельняшке и белом халате. 5 минут манипуляций с жутко длинной и толстой иглой, которая, по легенде, была воткнута мне в позвоночник (как хорошо, что я всего этого не видела) – и я оказалась на крыше мира! Ни боли, ни холода – ничего! Только сильная и неконтролируемая дрожь. Но что такое дрожь по сравнению с ощущением легкости и полной свободы от жуткой боли?!
таким образом я пролежала 5 часов, периодичски прося добавки чудестного обезбаливающего в мой спинной мозг. Все это время меня развлекала девочка-стажерка из медицинского. Португалка по происхождению, люксембурженка по рождению, мы с ней успели обсудить вопросы изучения языков в стране, трудности получения медицинской специальности, особенности детородного процесса. Товарищ тем временем вставлял неудачные шутки про “а не поехать ли мне домой поспать?”.
В 9 пришел мой доктор, посмотрел и сказал, что такими темпами через час можно начинать. К тому времени я уже 4 часа балдела от анестезии, поэтому бесстрашно ответила, что, в общем-то, я готова хоть сейчас: раньше сядешь – раньше выйдешь. Эх, знала бы я, что меня ждет. На всякий случай попросила добавки анестезии.
Дальше все было как при перемотке фильма на большой скорости: доктор в зеленом халате и шапочке; красный рассвет за окном; бледный Товарищ у изголовья, не знающий, что делать; попытки тужится-дышать-тужится; локоть акушерки у меня на животе; фиолетовое непонятно-что с черной пуповиной у меня на животе; фонтан брызг из оставшейся жидкости, вышедшей после рождения Евы; здоровенный пузырь, наполненный кровью и венами, оказавшейся моей плацентой; ковыряние доктора внутри, чтобы убедиться, что все в порядке; 30 минут зашивания всего, что потянулось-порвалось.
В общем, тот еще денек!
Тк имя мы не выбрали, персонал всячески над нами подшучивал и предлагал свои варианты. Языкового барьера, который меня страшил, не было совсем: все говорили на английском, а если английского было не достоточно, переходили на французский, который я с горем пополам понимала. В моментах, где моей интуиции не хватало, на помощь приходил Товарищ. Кроме того,  мне здорово помогли все книги, фильмы и форумы, которые я изучила задолго до родов, чтобы понимать процесс.
Чего не скажешь о Товарище, который понадеялся на себя и решил, что готовится ему ни к чему. В итоге помощи от него было мало, он сам был напуган и растерян. Хоть спасателей ему зови. В таком его состоянии ждать эмпатии и проактивного подхода от него не приходилось. А это очень как было нужно и важно, элементарно погладить по волосам или за ручку подержать.
В общем, еще два часа я пролежала в родзале, находясь под чутким наблюдением акушерки и моей практикантки. А потом меня перевезли в палату. Свободных одноместных палат, как я просила, не было, поэтому временно поселили в двухместную. Скажу честно, соображала я еще плохо и что было – не помню. В один момент пришла медсестра и сказала, что меня перевозят в одноместную палату. Туда же перевезли кроватку с Евой и принесли обед.
За все пять дней моего пребывания в роддоме ко мне постоянно приходили медсестры, педиаторы, гинеколог, физиотерапевт для осмотра, контроля и консультаций. Атмосфера заботы, защищенности и абсолютного комфорта 24 часа в сутки!
Палаты, оборудование, режим устроены таким образом, чтобы мама и ребенок проводили максимум времени друг с другом, не отвлекаясь на бытовые мелочи. В любой момент я могла вызвать медсестру и попросить ее помочь мне с кормлением, душем-туалетом, отдать Еву на некоторое время, чтобы поспать самой и тд. В общем, рай!
Небольшое фотоподтверждение:

место для купания-переодевания. Сверху над пеленальным столиком – система обогрева и моя кровать. Нажмешь кнопочку – она поднимается или опускается, меняет позицию, как удобнее.

Общий вид комнаты. Место хватало всем – и цветам, и гостям

Слева: в ванной комнате. Снова все продумано до мелочей – поручни, чтобы держаться, звонки-пульты для вызова медсестер. Справа: такие кнопки экстренного вызова были по всей комнате и даже в туалете. На всякий пожарный

Вид от окна

Слева: Пульт-телефон, по которому я могла вызвать медперсонал, регулировать свет во всей комнате и еще много чего. Справа: Центральный пульт

Advertisements