Christmas in Normandie

Прошлое католическое Рождество мы встречали дома, в Люксембурге по причине моей нетранспортабельности. Поэтому Рождество 2012 было моим первым французским Рождеством. Конечно, Товарищ меня заранее предупредил, что будем есть, и будем есть в нереальных количествах. Но я не понимала масштаба, пока не попробовала сама. Что тут сказать. Незря французы придумали дежистив – без серьезного алкоголя, “пробивающего дырку”, при такой трапезе точно не обойтись!

В семье Товарища Рождество празднуют два дня: 24 декабря ужин, 25 декабря – обед, плавно перетекающий в ужин. Празднуют всем большим семейством, поэтому каждый год принимающая сторона разная. Правильно, готовить на 15 человек ужин с 6 сменой блюд – умереть можно!

В общем, за пять дней, что мы были в Нормандии, посмотреть ничего не удалось по причине постоянной обжираловки. Оставлю несколько комментариев-впечатлений.

1. Ужин начинется в 20 часов. Точнее, не ужин, а сборы и аперетив. В 21 садятся за стол и еще около 40 мин трындят под бутерброды, канапе, маленькие закуски и соответствующее вино. Потом наступает через горячих закусок и смены вина. Далее идет основное блюдо, потом мороженное, потом кальвадос, чтобы “пробить дырку”, потом десерт и кофе. После чего еще около часа трындеж под коньяк, виски, пастис. И да, заканчивается все под утро, часа в 3-4.

2. Галдеж за столом – неимоверный. Этим наши семьи похожи :). По причине моего неговорения на нормальном французском и, уж тем более, нормандском французском, добрая часть шуток была обращена в мою сторону. А я что, я ничего – погружение в языковую среду на все 100%

3. Сервировка стола – совершенно отличается от российской. У нас на стол выставляют все сразу – салаты, закуски, напитки, потом доносят горячие блюда. Тут же все разносит хозяйка, за которой идет хозяин и наливает соответсвующий блюду алгоколь.

4. Коньяк пьют в конце, а не как в России – стопками и залпом. Может, просто коньяк другой? 🙂

5. В 2 утра все начинают зевать, теребить салфетки, выходить курить, ибо спать хочется неимоверно. НО. Никто при этом не расходится. Все ждут 4 утра и главного гостя, кто скажет: “ну, поехали, что ли”. Как же мне хотелось, начиная с часа ночи, стать этим самым главным гостем

6. На следующий день все собираются в том же доме и начинают есть по новой. Только уже более расслабленно, не так официально. Дети играют за столом в домино или вообще в соседней комнате в плейстейшен. Где-то через 4 часа народ вываливает на улицу на небольшой променад – подышать свежим воздухом и нагулять аппетит перед ужином.

7. Эти два дня – обязательный семейный ритуал. На следующий день, 26 декабря, мы выбрались с друзьями Товарища в местный бар. Бар был под завязку забит молодежью, у которых на лице было написано: “ура! свобода!”

8. Барменам в “том-самом-единственном-нормальном-баре” на Рождество подарили бутылку самбуки. Сами же ее и начали пить. Я выступала главным по самбуке и вертела, крутила, поджигала. Наконец-то, наконец-то у меня есть бар, где бармены меня знают в лицо и сразу предлагают то, что я обычно пью. Надо было дожить до 30 и уехать в Люксембург для этого

Advertisements